Упражнения и приемы в синхронном переводе

Автор: MARIA PIRSON

Устный и письменный переводчик, русский, английский и немецкий языки.
Interpreter and translator, Russian-English-German.
maria.pirson@gmail.com

Администрация Школы попросила для некой цели описать упражнения, которые нам давали на занятиях по синхронному переводу в течение года. Это оказалось очень удачным поводом структурировать все, что я запомнила. Мне показалось, что текст может быть любопытен и неспециалистам, так что решила выложить его здесь.

Хочу сразу оговориться, что: 1) этот список не претендует на полноту, 2) дробление на категории в нем совершенно условно, и 3) я рассказываю, как поняла и запомнила, поэтому в любых его несовершенствах следует винить исключительно меня, а не моих преподавателей.

Учебного характера этот текст тоже не несет, это примерно как описывать словами спортивные или балетные упражнения — не думаю, что без опытного тренера, то есть преподавателя, как минимум на первых порах что-то можно сделать одному. Но из текста можно получить представление о том, с чем приходится сталкиваться синхронисту в работе.

Упражнений как таковых почти нет, но есть много приемов, которые применяются так или иначе в зависимости от контекста.

Что означает «в зависимости от контекста»? Контекст задается такими, к примеру, параметрами:

  1. тема (политическая, общегуманитарная, научная, узкотехническая) и коррелирующий с ней формат мероприятия (политическое выступление, собрание совета директоров или доклад на научной конференции);
  2. степень свободного владения переводчика темой, и не только в смысле теории, но и в смысле лексики, принятой в этой индустрии;
  3. дискурсивная сложность / культурная специфичность темы;
  4. характеристики оратора: скорость речи, логичность речи, внятность речи;
  5. характер говорения: спонтанная ли это речь или чтение по бумажке синтаксически сложного письменного текста.

Компетентный синхронист должен выбирать свою манеру перевода, учитывая актуальный контекст. Ситуаций, идеальных для перевода, практически не бывает, а в сложной ситуации чем-то приходится жертвовать, и очень важно понять, чем именно можно пожертвовать в данной ситуации.

Дальше я попробую спонтанно набросать приемы.

1) Работа с подачей (delivery)

Очень важным приемом для меня оказался так называемый «воображаемый слушатель». Когда переводишь в кабине, ты сидишь один в маленькой будочке, никто на тебя не смотрит. Легко впасть в транс и говорить в пустоту — но слушать продукт такого наговаривания сложно. Нам буквально советовали поставить на экран ноутбука или телефона фотографию «человека с умным, понимающим взглядом» и рассказывать как бы адресно, этому человеку. Или найти взглядом кого-то из аудитории и объяснять ему лично, стараться, чтобы он понял. Сосредотачиваться не на проговаривании текста, а на коммуникации, донесении смысла. Этот прием мне показался чрезвычайно полезным, он позволяет легко отделять главное от второстепенного, сосредотачиваться на важном и не терять логические связи.

Еще один стандартный прием — снять один наушник. Тогда одним ухом вы слышите речь, которую переводите, а другим — свою собственную. В стрессе перевода, не слыша себя, вы можете обрывать фразы, использовать «кальки» и сорные филлеры типа «э-э-э» и «м-м-м». Если часть внимания уходит на то, чтобы слышать себя, это улучшает контроль над речью, но становится меньше внимания, направленного на восприятие речи оратора. Нужна тренировка, чтобы его хватало.

Для людей, чья проблема в подаче – неуверенность, и из-за этого они говорят тихо, обрывисто или не очень внятно, может помочь прием – говорить нарочито чуть громче, как будто для плохо слышащего собеседника, это приводит автоматически к большей четкости и контролю над речью.

2) Работа со скоростью

Бывает сложно переводить не только ораторов, говорящих исключительно быстро, но и ораторов, говорящих очень медленно, а также часто повторяющихся и с трудом формулирующих. Переводчик не должен допускать пауз в речи, даже если он в действительности переводит 100% говоримого оратором, так как паузы вызовут у слушателей инстинктивное недоверие к переводу. Поэтому следует овладеть приемом, который у нас условно назывался«гармошка»— умением как максимально сокращать, так и растягивать речь, ничего из нее при этом не теряя и не добавляя лишнего.

Допустим, одну и ту же мысль можно сказать так: «у X это вот так, а у Y вот так», а можно так: «Итак, взглянем на X. В его случае происходит следующее. <…> С другой же стороны, есть Y. К Y следует подходить совершенно иначе. Вот что мы имеем здесь. <…>». Фразы заполняются своеобразной «ватой». Пауз нет, слушатель доволен, все сказано, никакой отсебятины не добавлено.

А прием, который может быть полезен в случае очень быстрого и плотного текста — «салями», нарезание, по-английски — chunking technique. Это дробление длинной-длинной фразы на несколько энергичных и мелких, по одной мысли на фразу. С. Н. Яковлев сравнивал прием «салями» с написанием телеграмм или рассказыванием анекдотов: вместо того, чтобы дословно переводить длинную сложную фразу: «Как-то раз некий человек шел по залитой солнцем улице и совершенно внезапно увидел на стволе дерева птицу, а именно — дятла, который клювом усердно долбил древесину», можно сказать: «Шел мужик по улице. Видит — дятел сидит!» Реализация коммуникативного намерения кратчайшим путем.

3) Работа с логикой

Для синхрониста жизненно важно чувствовать логику речи, связки и переходы между тезисами, даже когда они не обозначены явно (а они довольно часто не обозначены явно). Некоторые посылки могут быть опущены. Для многих русскоязычных ораторов характерны переходы от мысли к мысли просто через союз «и» или «а». «И вот». Мы тренировались вставлять в речь недостающие связи, фактически, выявлять их.

Для этого используется ряд английских слов-связок, например: although (хотя), accordingly (соответственно), therefore (следовательно), as a rule (как правило), to be more exact (точнее говоря), that is (другими словами), to put it differently (иначе говоря), indeed (в действительности), as a result (в результате), due to (в силу того, что), namely (а именно), for instance (например), similarly (аналогично), and yet (и все же), nevertheless (тем не менее), despite (несмотря на), on the contrary (напротив), but at the same time (но в то же время), whereas (тогда как), while (в то время, как), on the other hand (с другой стороны), to summarize (подводя итог) и многие другие.

Нам фактически запрещалось — в качестве упражнения — использовать and как связку между предложениями при переводе речи, наполненной этими «и». Соблюдать такое ограничение было непросто, но очень полезно — оно развивает осознанность и отключает автоматизм.

Этот же прием важен, когда с тебя «берут реле», то есть, с твоего перевода переводят на третий язык — крайне важно, чтобы выдаваемый тобой текст был логичен. Можно потерять что-то из деталей, но важно следить за логикой. Тогда результат можно будет в свою очередь перевести.

4) Работа со сложным, «письменным» по звучанию текстом

Легче всего переводить оратора, говорящего спонтанно (и при этом логично мыслящего и хорошо владеющего темой). «Спонтанно» — означает, что время от времени он делает естественные паузы, формулирует, ищет слово, мыслит на ходу. К сожалению, довольно часто приходится работать с ораторами, читающими с бумажки. В этом случае известно, что они будут — сами того не замечая — говорить значительно быстрее естественной речи, потому что времени на обдумывание им не требуется.

Помимо скорости, еще один «минус» чтения с бумажки — в том, что такая речь часто имеет письменный характер, живые люди не используют постоянно сложноструктурированные фразы, причастные и деепричастные обороты, длинноты. Но такие выступления случаются очень часто, так что учиться переводить их необходимо.

Необходимый прием — декалаж (decalage), он же «отставание»: мы «отпускаем» оратора, ни в коем случае не идем за ним «на аркане», слушаем мысль, а не слова, и меняем формулировки так, чтобы фраза звучала естественно. См. художественное описание здесь: «Даже если оратор начинал достаточно медленно зачитывать свою речь, через несколько минут —это был какой-то непреложный закон, «закон ускорения» — он все быстрее разгонялся и к середине уже буквально захлебывался собственными словами. Речь превращалась в монотонную дробь, издаваемую дятлом. <…> В таких случаях Денисову важно было не только оторваться от текста, но и от самого оратора, бездумно, на одной ноте выкрикивающего слова. Денисов переставал вслушиваться в отдельные слова и как бы «поднимался» над выступающим. <…> «Видны» уже были не только произносимые слова, а целые фразы и даже целые абзацы. Дышать становилось свободнее, время замедлялось, секунды становились длиннее и распадались на отчетливые доли».

Могу сказать, что обучение декалажу давалось и дается мне чрезвычайно сложно. У меня был какой-то опыт синхронного перевода до прихода в Школу, и та скорость, которой я гордилась раньше, оказалась только скоростью «автоматического» перевода, в котором нет трансформации, реформулирования. В результате получалась — как при переводе на русский, так и на английский — «калька», неестественные конструкции, которые было сложно воспринимать. Мне пришлось много работать над собой, чтобы искоренить неверный паттерн — привычный автоматизм — и менять формулировки, переводить на уровне мыслей, а не фраз.

И еще один совсем мелкий прием — порой текст можно сделать энергичнее, если переводить не существительными, а глаголами. Вот, например, министр иностранных дел Австралии на 69-й сессии Генассамблеи ООН говорит: «Keeping commitments, valuing human life, protecting property and extending freedom are universal aspiration, not Australian ones». Можно переводить этот герундий существительными: «Соблюдение обязательств, понимание ценности человеческой жизни, защита собственности и расширение свобод — это общечеловеческие устремления, а не только австралийцев», но можно сказать это инфинитивом глагола: соблюдать обязательства, ценить человеческую жизнь, защищать собственность и расширять свободы.

Если из этого примера не вполне очевидно, что я хочу сказать, то вот другой — совершенно канцелярская фраза «The last week saw an intensification of diplomatic activity», и можно перевести ее пословно: «На прошлой неделенаблюдалась активизация дипломатической деятельности», а можно перевести существительное в глагол и сказать «На прошлой неделе дипломатическая деятельность активизировалась». Регистр в ней еще вполне высокий, но она звучит гораздо более живой.

5) Специфика работы с общими темами

Очень важным упражнением для меня было составлять так называемые «кусты» — быстро подбирать много синонимов к слову или просто перечислять способы перевести одну и ту же фразу.

Как можно сказать “a turning point (in human history)”? Переломный момент, важный рубеж, поворотный пункт, кульминационный момент, критический период, да хоть время перемен. Как я понимаю, это одна из главных опор переводчика — гибкость, вариативность, ощущение свободы в подаче мысли.

Это было одним из базовых домашних упражнений в «ретуре» — переводе не с иностранного на родной, а наоборот, с родного на иностранный. Это упражнение и на русском, конечно, полезно делать, но до того, как нам его дали на английском, было ощущение, что хорошо его знаешь, а тут быстро понимаешь, что еще совершенствоваться и совершенствоваться. Что столько синонимов слов и выражений, фразовых глаголов, устойчивых оборотов просто нет в голове. Не то что мы их не знаем — знаем, конечно, но все они в пассиве. А нужно вытаскивать в актив. Причем кусты нужно именно для перевода, не просто для говорения на языке, а как точнее и множественными способами передать русскую мысль, желательно — не цепляясь к оригинальной структуре, подбирая синонимы не первого, а второго и третьего порядка.

Здесь же, в работе с общими темами, важно практиковать декалаж, описанный выше. Отставание для переформулирования, возможность «оторваться от оратора», идти за мыслью, а не за словами.

6) Специфика работы с политическими выступлениями

Институциональный перевод – это отдельный предмет, который нам преподает Б. П. Погодин с начала года. Позволю себе порекомендовать его пособие, недавно вышедшее в издательстве «Р-Валент» — «Конференц-перевод в международных организациях».

Обязательная часть — знание ораторских клише. Кровопролитный конфликт, позвольте поздравить вас с избранием на пост, укрепление диалога между государствами, заявляет о своей глубокой озабоченности, судьбоносные моменты, мы должны сделать все возможное для предотвращения дальнейшего ухудшения ситуации в регионе, глубокое понимание национальных интересов, первая линия обороны в обеспечении коллективной безопасности международного сообщества.

Такие выражения — кирпичики, из которых строится речь. Чтобы выдержать регистр, что совершенно необходимо при переводе политических речей, важно переводить такие речи не «примерно по смыслу», а такими же штампами. Другие преподаватели для набора клише в активный словарный запас также рекомендуют тщательную работу с прессой, составление глоссариев и эхо-повтор.

Другие ключевые моменты при переводе политических выступлений —крайняя аккуратность с обобщениями, внимание к неявным акцентам. Временами требуется (малоприемлемое в других областях) хождение, как у нас говорят, «пешком по тексту», перевод фразы без трансформации её структуры, — чтобы ни в коем случае не изменить доносимый message и не упустить кажущиеся незначимыми, но на самом деле, возможно, ключевые детали. Такой подход, как нам объясняли, особенно востребован при переводе речей представителей МИДа РФ. Более, чем в других темах, важна подача и, как я сказала выше, регистр. Не свалиться в бытовой, разговорный регистр даже на большой скорости перевода — критично.

7) Специфика работы с научными текстами

Мы много говорили про подготовку к узкоспециальным темам, про ситуации, когда ваш перевод будут слушать специалисты, которые могут простить вам неточность в выражении (специалист бы выразился иначе потому, что в индустрии есть специальный жаргон), но сразу заметят, если вы не понимаете, о чем говорите. Очень важно знать и термины (составлению глоссария по каждой новой теме мы уделяли много внимания), и проблематику. Это, разумеется, очень большой объем информации, и всех рекомендаций/приемов я не воспроизведу, но есть основные правила:

  • очень тщательно готовиться (глоссарий, статьи, учебники, видео с ораторами), чтобы знать не только термины, но и основные проблемы этой области, в целом мочь прочитать мини-лекцию о том, «кто в ней на ком стоял»;
  • при переводе ключевое — доносить общую идею, не перевирая. Вы все равно что-то скажете не так, как сказал бы специалист, нужно заранее с этим смириться, но хотя бы общие тезисы требуется донести, не исказив;
  • следить за логикой;
  • по возможности держать регистр (собрать не «доказательства», а «доказательную базу»; появилась не «идея», а «предположение/версия/мысль/теория/постулат»; не «политическая система», а «политический строй»; не «мы видим», а «мы наблюдаем/эмпирически воспринимаем»).

8) Специфика работы с дискурсивно сложной темой

В некоторых случаях дословный перевод просто невозможен, поскольку в этих темах культурный/дискурсивный разрыв слишком велик. Мы дважды сталкивались с такими случаями на занятиях, и оба раза это были выступления российских чиновников по тому или иному аспекту государственной политики. В данном случае сложно называть какие-то реалии так, чтобы они были понятны носителю другой культуры, и сложно переводить типичный для чиновников канцелярит на требующий четкости и активного залога английский. Здесь требуется максимально возможное изменение формулировок и перевод фактически не с языка на язык, а с дискурса на дискурс. Для этого требуется владеть этим дискурсом в обоих языках, распознавать в этих сложных, почти зашифрованных предложениях глубинный смысл и доносить именно его.

  • Круглый стол на тему «Эффективность российских вузов: что покажет повторный мониторинг?» (рассказ о нем тут:http://www.poisknews.ru/theme/edu/7748/, видео тут:http://www.youtube.com/watch?v=gMRlDgMyCZE). Упоминается много-много реалий из жизни бюрократии вокруг российских вузов. Но если на конференции будет сидеть представитель, например, американской системы образования, то многие вещи переводчику придется успеть пояснить или быстро подобрать американский аналог, поскольку люди говорят между собой на своем, привычном им бюрократическом жаргоне, птичьем языке.
  • Выступление сотрудников Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, которые рассказывали об итогах деятельности службы за прошлый год. Пример фразы: «Россия принимала самое активное участие как в выработке первичных решений о необходимости регулирования и ограничения оборота наркотиков, так и в дальнейшем конструировании новой модели межгосударственного взаимодействия — единого конвенционального механизма контроля над наркотиками». Это тот случай, когда в синхронном переводе это взять проще, чем в последовательном. В синхроне можно просто «идти» за оратором и даже не очень задумываться над тем, что практически имеется в виду. Но представим себе, что мы слушаем оратора вот с такой манерой речи несколько минут, и потом нам нужно рассказать о том, что мы слышали. Возможно, кому-то из читателей легко воспринимать подобные тексты на слух, но мне это давалось непросто, и чтобы суметь потом пересказать, тем более — на другом языке, мне нужно трансформировать эту фразу в более четкую и простую. Например, такую: «Россия сначала участвовала в разработке самых первых международных документов, в которых заявлялось, что наркотики опасны и их нужно контролировать, а потом и в разработке механизма сотрудничества между государствами в этой сфере». Ее мне уже просто перевести, и сформулированную вот так фразу точно поймет иностранец.

9) Специфика работы с темами, где важна политическая корректность

Есть ряд тем, где нашими клиентами являются vulnerable groups — уязвимые группы населения. Среди них, например, темы ВИЧ/СПИДа, реабилитации наркозависимых, инвалидности, ЛГБТ. Часто этими темами занимаются некоммерческие организации.

Довольно важно в них употреблять принятые в лексике термины не только чтобы точно передать смысл, но и чтобы не обидеть тех, кто будет вас слушать. Нельзя употреблять эмоционально окрашенные слова (например, переводить introvenous drug users надо как ПИН, потребители инъекционных наркотиков, а не как «наркоманы»; sex workers надо переводить как «работники секс-индустрии», а не как «проститутки»). Важно знать, например, что называние «гомосексуалист» не используется, надо «гомосексуал», ровно потому, что слова с окончанием -ист в русском языке традиционно негативно окрашены. При переводе «HIV infected» — «зараженный» звучит хуже, чем «инфицированный». На английский мы переводим «болезнь» в контексте ВИЧ/СПИДа как condition, а не как disease. И еще одна рекомендация — отделять человека, его сущность, от его болезни или поведения. Именно отсюда идет пожелание говорить не «инвалид», а «человек с инвалидностью», например, да и различие между «проститутка» и «работник секс-индустрии» именно в этом.

***

Это все были приемы, но, если кого-то это интересует, основное упражнение в синхроне — практика. Ежедневно брать, например, одну речь с Генеральной Ассамблеи ООН, синхронить ее без транскрипта (и аудио, и тексты есть онлайн), затем садиться и переводить ее с листа, затем синхронить без транскрипта уже по второму кругу — и через неделю вы заметите явные изменения. Что касается приемов, то пока это все, но список, возможно, будет пополняться.

Автор: MARIA PIRSON

Устный и письменный переводчик, русский, английский и немецкий языки.
Interpreter and translator, Russian-English-German.
maria.pirson@gmail.com

Source :  http://www.contresens.ru/post/120564054325/%D1%83%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B5%D0%BC%D1%8B-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D0%BD%D1%85%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D0%B4%D0%B5

Publicités

Laisser un commentaire Ваш комментарий

Entrez vos coordonnées ci-dessous ou cliquez sur une icône pour vous connecter:

Logo WordPress.com

Vous commentez à l'aide de votre compte WordPress.com. Déconnexion / Changer )

Image Twitter

Vous commentez à l'aide de votre compte Twitter. Déconnexion / Changer )

Photo Facebook

Vous commentez à l'aide de votre compte Facebook. Déconnexion / Changer )

Photo Google+

Vous commentez à l'aide de votre compte Google+. Déconnexion / Changer )

Connexion à %s